Восхождение на Эльбрус с севера. Часть 2. | TravelExtreme

Восхождение на Эльбрус с севера. Часть 2.

Восхождение на Эльбрус с севера

8 августа.

Снова подъем с остальным грузом в высотный лагерь. Крайний отрезок пути на этот раз дается тяжелее. Сказывается нагрузка вчерашнего дня. Прейдя, падаем без сил. Погода ухудшается, поднимается ветер.

У Комарова начинается паника. Не дав нам и 10 минут на отдых, он поднимает нас ставить палатку и складывать каменную изгородь. Мы пытаемся разобраться с палаткой, которую первый раз видим, и растянуть ее на сильном ветру. Комаров орет на нас и называет тупыми. По свидетельству опытных альпинистов, крик – это первый признак горняшки. А про Комарова говорят, что у него она начинается, как только тот видит гору.

 Установка штурмового лагеря

Пришедший Илья говорит, что такой ветер здесь частое явление и причин для паники нет. «Вот если начнется Южный Слив – тогда нам всем п…» — добродушно добавляет Илья. Позже мы узнаем, что Южный Слив – это ураган, спускающийся с юга. При этом дует ветер такой силы, что летают даже камни.

В этот день все группы возвращаются  с восхождения, не дойдя до вершины.

Весь вечер строим и укрепляем каменные стены перед палаткой и «столовой» — закутком относительного спокойствия за двумя большими камнями.

Илья говорит: «главное – чтобы гости с юга не нагрянули, а то, что мы с ними делать будем?». «Гости с юга» — это альпинисты, которые при попутном ветре поднялись с юга и не смогли спуститься обратно против ветра, а потому спустившиеся на север.

Выше оьлаков

 

9 августа.

Ветер продолжается. Как говорят гиды, на верху он еще сильнее. Периодически сыпет мелкий град. Наверх никто не идет. Лежим, вырабатываем красные кровяные тельца, адаптируясь к высоте, под хлопанье палатки, трепещущей на ветру. Вокруг ходит Комаров, который сегодня наконец решил проинспектировать растяжки палатки и они ему не понравились, а посему нам надо срочно всё переделать.

Ветер начинает еще усиливаться. Ждем Южного Слива. Ночью палатка трепещет так, что появляется конкретное чувство, что ее вот-вот разорвет или, как минимум, положит на нас.

Кошки 

10 августа.

Просыпаемся в тишине. Ветер стих. Палатка выдержала.

Выходим на акклиматизационное восхождение до скал Ленца. Идем по леднику в кошках и связках. Под снегом скрываются трещины глубиной больше 20 метров. Перешагиваем трещину, в которую недавно падал наш супер-драйвер Леха Белый. Благодаря связке, для него все закончилось нормально.

На высоте больше 4 тысяч, среди снега и скал, мы видим бабочку. Это наводит на мысль, что горняшка, которой нас пугали, и которой мы всё это время ждали, чутко прислушиваясь к своим организмам, началась. Однако бабочка оказывается вполне реальной. По пути встречаем 2 группы. Одна собиралась ночевать на скалах Ленца, вторая шла вокруг Горы из Терскола. Обе собираются завтра на восхождение.

Выход на скалы Ленца

Дошли до высоты 4680 в довольно бодром темпе. Сказался день отдыха. Комаров был доволен. Было тяжеловато, но терпимо.

Про скалы Ленца мы слышали, что это некая критическая точка. Здесь не смог идти выше английский ученый Ленц, участвовавший в первом восхождении. Здесь, дескать, выходят ядовитые газы, а лед состоит из содержимого желудков альпинистов…

Фотографируясь на скалах, чувствуем влияние серьезной высоты, но контроль над собой сохраняем.

Скалы Ленца

Со словами «с горы надо уметь быстро свалить» Комаров побежал вниз. Нам пришлось бежать за ним, т. к. были пристегнуты к его веревке.

Спустились разбитые, была сильная слабость. Отлеживаемся в палатке, к ужину приходим в норму.

Комаров сказал, что в походе нужен один плохиш, который будет всех подгонять, и он выполняет эту функцию, поэтому его не любят, а любят добрых Илью и Кирилла Анисимова. На вопрос как добрый Кирилл самостоятельно водит группы без плохиша, Комаров ответить затруднился, сказав лишь, что специфика севера отличается от юга, куда в данный момент пошел Кирилл.

Эльбрус с севера

 

11 августа.

День отдыха перед восхождением. Стоит тихая безветренная погода. На небе ни облака.

Собираем вещи и мысли – готовимся к ночному выходу на штурм вершины.

Ледник

Весь день смотрим кино про героических восходителей – наблюдаем продвижение по горе одной из групп.

Вообще, здесь есть только две программы местного телевидения: первая про Гору, вторая – про долину. И этого оказывается вполне достаточно. Периодически теряем кого-то из компании и обнаруживаем отрешенно сидящим на каком-нибудь камне.

После одной из таких медитаций, Глеб глубокомысленно изрекает: Как же здесь до х… гор!

dsc01720

Восхождение на Эльбрус с севера. Часть 3.